1999: Ромек В.Г.: Уверенность в себе как социально-психологическая характеристика личности

Социальная психология личности

// Социальная психология личности в вопросах и ответах: Учеб. пособие / Под ред. проф. В.А. Лабунской. - М.: Гардарики, 1999, с.207-226

ISBN 5-7975-0123-6

Что понимают под уверенностью в себе в социальной психологии?

То, что люди различаются по степени уверенности в себе, совершенно очевидно. Вряд ли найдется психолог, который будет сомневаться в существовании этой характеристики личности, а также в том, что уровень уверенности в себе у разных людей  может различаться очень сильно. Далее, один и тот же человек в разных ситуациях может чувствовать и вести себя уверенно в разной степени. Причины этого различия некоторые психологи видят в наследственности и характере (Сальтер, 1949), другие считают, что неуверенность в себе – результат научения и индивидуальной истории подкреплений и наказаний (Скиннер, 1957), третьи объясняют неуверенность следствием влияния окружения и выученной беспомощностью (Селигман, 1979 ). Не последнюю роль в развитии неуверенности в себе играют эмоциональные переменные – стыд, страх и вина (Вольпе, 1958б 1969).

В последнее время все более прочные позиции занимают социально-когнитивные теории, рассматривающие уверенность в себе в качестве сложного многоуровневого образования, включающего как личностные компоненты, так и взаимосвязанные с ними переменные социальной ситуации и особенности поведения личности (Бандура, 1977, 2000 ; Лазарус, 1971, 1973).

Житейская психология также не обошла своим вниманием скованность и застенчивость, наглость и напористость. Понятие "уверенность" присутствует в большинстве языков мира, в некоторых даже встречается несколько слов для обозначения этого качества личности. Однако как психологическое понятие "уверенность в себе" (английское assertiveness, немецкое Selbstsicherheit) появилась в учебниках психологии сравнительно недавно в связи с задачами психологической коррекции и психотерапии. После работ Джозефа Вольпе тренинг уверенности в себе и самоутверждения прочно вошел в число методов поведенческой психотерапии. Практические психологи и психотерапевты в ходе своей работы обнаружили, что большинство невротических больных и большая часть обычных больных в той или иной степени страдают от скованности, одиночества, от неуверенности в себе и своем будущем.

Психологи попытались обнаружить причины неуверенности в себе и найти пути коррекции, лечения или ослабления ее негативного в социальном и медицинском плане влияния. Первым, кто серьезно занялся этой проблемой, был Андре Сальтер, владелец и главный врач довольно крупной и богатой клиники неврозов в Америке. Начав работу с неуверенными клиентами в 40-е годы 20-го века, Сальтер обобщил свой опыт и попытался дать ему теоретическое обоснование в своей книге "Условно-рефлекторная терапия". Ссылаясь на теорию И.П. Павлова, Сальтер предположил, что причиной неуверенности может быть преобладание процессов торможения над процессами возбуждения, приводящее к формированию "тормозной" личности, неспособной к открытому и спонтанному выражению своих чувств, желаний и потребностей, ограниченной в самореализации и испытывающей вследствие этого затруднения в контактах с другими людьми. По мнению Сальтера, большинство его современников в той или иной степени страдали от такого рода нарушения нервного баланса. Исправить положение, с его точки зрения, мог специальный тренинг, который должен был отучить клиентов от «тормозных» привычек и научить их «эксцитаторному», т.е. возбудимому поведению. На основе своего клинического опыта Сальтер выделил и описал шесть характеристик эксцитаторной, здоровой и уверенной в себе личности, к формированию которых нужно было стремиться в процессе психологической коррекции.

По его мнению, для уверенной в себе личности характерно следующее:

1. Открытое, спонтанное и подлинное выражение в речи всех испытываемых чувств. С точки зрения Сальтера, уверенный человек чувства "называет своими именами" и не заставляет партнера по разговору догадываться, что же именно за чувство скрывается за его словами. Во-вторых, чувства уверенный в себе человек выражает спонтанно, то есть в тот момент, когда они возникли. В-третьих, уверенный человек говорит именно о тех чувствах, которые он испытывает. Он не стремится скрыть или "смягчить" проявления своих как позитивных, так и негативных чувств.

2. Далее Сальтер говорит об экспрессивности и конгруэнтности поведения и речи, что означает ясное проявление чувств в невербальной плоскости и соответствие между словами и невербальным поведением.

3. Умение противостоять и атаковать, проявляющееся в прямое и честном высказывании собственного мнения, без оглядки на окружающих, также характерно для уверенного поведения.

4. Уверенный в себе человек не стремится спрятаться за неопределенными формулировками. Чаще, чем другие люди, уверенные в себе используют местоимение "Я".

5. Им не свойственно самоуничижение и недооценка своих сил и качеств, они способны без стеснения выслушивать похвалу в свой адрес, а также хвалить других людей.

6. Способность к импровизации, т.е. к спонтанному выражению чувств и потребностей, также характерна уверенным в себе людям.

С точки зрения Сальтера, уровень уверенности в себе довольно легко может корректироваться тем, что уверенное поведение поддерживается  и подкрепляется другими людьми. В своей практической работе Сальтер добивался впечатляющих результатов тем, что просил своих клиентов последовательно придерживаться правил, следующих из названных им характеристик. Такое «поведенческое инструктирование» в сочетании со специальными программами подкрепления широко используется в современной поведенческой психотерапии.

Однако дальнейшие исследования показали, что иногда причины неуверенности в себе выходят далеко за рамки чисто поведенческой неумелости или поведенческого дефицита. Один из учеников и сотрудников Сальтера - Джозеф Вольпе в процессе своей работы обнаружил, что существенную роль в возникновении неуверенности играет социальный страх, испытываемый человеком в ситуациях взаимодействия с другими людьми. Однажды возникнув, социальный страх прочно ассоциируется с определенными социальными ситуациями и затем подкрепляет сам себя. Страх "вхождения" в ситуацию снижает шансы на успех, а неуспех в свою очередь усиливает страх. Страх создает почву для неудач в вызывающих его социальных ситуациях, а неудачи еще больше подкрепляют страх. Таким образом, страх и связанное с ним поведение выучивается, автоматизируется, поддерживается и воспроизводится, распространяясь на смежные социальные ситуации.

Социальный страх проявляется в самых различных формах и в самых разных ситуациях. Джозеф Вольпе подробно описал страх критики, страх быть отвергнутым, страх оказаться в центре внимания, страх показаться неполноценным, страх начальства, страх новых ситуаций, страх предъявлять претензии или не суметь отказать в требовании, страх не суметь сказать "нет". В той или иной степени эти страхи, конечно, знакомы любому человеку. Проблема неуверенных в том, что у них социальный страх становится доминирующим чувством, блокирующим их социальную активность. Позже психологи из Германии  Рита и Рюдигер Ульрихи в сложном эксперименте с использованием факторного анализа обнаружили, что чувства вины и стыда также играют существенную роль в возникновении неуверенности - наряду с дефицитом навыков социального поведения и социальными страхами.

В 1971 году  Арнольд Лазарус подвел некоторый промежуточный итог, отметив мультимодальный характер уверенности в себе. С его точки зрения, уверенность в себе включает три компонента, взаимодействие которых приводит к общей уверенности. С его точки зрения, уверенность – это способность индивида предъявлять претензии и добиваться их удовлетворения. Для этого необходимо позволять себе иметь эти претензии, осмеливаться их предъявлять во взаимодействии с другими людьми и обладать для этого соответствующими навыками. На вопрос о том, какие именно навыки будут «соответствующими», Лазарус также дал ответ. С его точки зрения, для формирования уверенности необходимо всего лишь четыре навыка:

  1. умение открыто говорить о своих желаниях и требованиях,
  2. умение сказать «нет»,
  3. умение открыто выражать позитивные и негативные чувства,
  4. умение устанавливать контакты, начинать и заканчивать разговор.

Таким образом, к началу 70-х годов 20-го века сформировалось представление об уверенности как о комплексной характеристике человека, включающей в себя определенные эмоциональные (страх и тревожность), поведенческие (дефицит навыков социального поведения) и когнитивные компоненты.

Эти когнитивные компоненты уверенности в себе стали центральными в двух достаточно влиятельных теориях, имеющих непосредственное отношение к сути уверенности. Это – теория выученной беспомощности  Мартина Селигмана и теория само-эффективности Альберта Бандуры.

Еще будучи студентом, в экспериментах над собаками Мартин Селигман обнаружил странное свойство, присущее практически всем живым организмам. Если различная поведенческая активность не приводила к видимым изменениям в окружающей среде, не имела никаких видимых последствий, то живое существо отказывалось от каких либо попыток что-либо изменить в оружающей жизни. Это состояние Селигман назвал выученной беспомощностью и определил беспомощность как состояние, возникающее в ситуации, когда нам кажется, что внешние события от нас не зависят, и мы ничего не можем сделать, чтобы их предотвратить или видоизменить. Если это состояние и связанные с ним особенности мотивации и атрибуции переносятся на другие ситуации, то значит - налицо “выученная беспомощность”. Очень непродолжительной истории неконтролируемости окружающего мира достаточно для того, чтобы выученная беспомощность начала жить как бы своей собственной жизнью, стала сама управлять поведением человека. В когнитивной сфере беспомощность выражается в пессимизме – сложном комплексе атрибутивных механизмов, заставляющим человека успехи приписывать локальному стечению обстоятельств, а неудачи атрибутировать лично и глобально. Неуверенность с точки зрения теории беспомощности сводится к пессимизму в когнитивной плоскости и беспомощности в плоскости поведения. В строгих научных исследованиях психологов из лаборатории Селигмана было показано, что такая комбинация проводит к очень негативным последствиям как в социальном плане, так и для самого человека, в частности снижая его иммунитет.

Свой вклад в понимание природы неуверенности в себе внес также канадский психолог  Альберт Бандура. В ряде исследований он показал что еще одной причиной неуверенности  может быть отсутствие веры в эффективность собственных действий. Это открытие Бандуры часто называют «теорией самоэффективности". Самоэффективность, или вера в эффективность означает убеждение человека в том, что в сложной ситуации он сможет продемонстрировать удачное поведение. Т.е. вера в эффективность означает оценку собственной очень конкретно обозначенной поведенческой компетентности.

То, сможет ли конкретный человек в некоторой ситуации достичь успеха, зависит не только от его собственной компетентности, но и от целого ряда других факторов. Однако для психического здоровья и хорошего самочувствия важны не столько объективные результаты сами по себе, сколько их интерпретация конкретным человеком и ожидания успеха, положительных результатов собственных действий.

Бандура выдвинул гипотезу, что когнитивная по природе самоэффективность (то есть ожидания в отношении собственной эффективности) влияет на моторное поведение, на то, например, будет ли стрессовая ситуация стимулировать попытки овладения ею, насколько это будут интенсивные попытки и как долго они будут продолжаться. Эта же самоэффективность может влиять и на характеристики среды – на последствия поведения.

Если, например, кто-либо не верит в свою привлекательность для противоположного пола и его самоэффективность в сфере знакомства низка, то он придет на вечеринку в плохом настроении, испортит настроение окружающим своим хмурым видом, и его попытка познакомиться с кем-либо почти наверняка провалится. Негативные последствия попытки знакомства будут в деталях восприняты, что еще более снизит самоэффективность.

Если же самоэффективность высока, то на вечеринку человек отправится в хорошем настроении, ожидая веселого времяпрепровождения, попытка знакомства получит позитивное развитие, что, в свою очередь укрепит самоэффективность в сфере знакомств и облегчит последующие знакомства.

Эти две теории внесли свой несомненный вклад в развитие представлений об уверенности в себе, связь между атрибутивными процессами и само-эффективностью с одной стороны и уверенностью в себе была подтверждена в корреляционных исследованиях.

Теория выученной беспомощности Селигмана и теория социального научения Бандуры внесли несомненный вклад в понимание сложных механизмов уверенности в себе, но еще более усложнили задачу определения уверенности в себе в качестве социально-психологической характеристики личности.

Несмотря на огромное количество научных работ по проблеме уверенности в себе и обширной психотерапевтической практики по ее профилактике и терапии, общепринятого определения уверенности в себе на сегодняшний день не существует. Сами исследователи тщательно избегают четкого формулирования понятия уверенности в себе (или считают современный уровень исследования проблемы недостаточным, чтобы давать определение уверенности).

Чаще всего в научной литературе используется определение уверенности в себе Рюдигера и Риты Ульрих, данное ими еще в 70-х годах. Под уверенностью в себе они понимают способность индивидуума предъявлять требования и запросы во взаимодействии с социальным окружением и добиваться их осуществления. Кроме этого к уверенности относится способность разрешать себе иметь запросы и требования (установки по отношению к самому себе), осмеливаться их проявлять (социальный страх и заторможенность) и обладание навыками их осуществления (социальные навыки).

Другие авторы предпринимали попытки расширить и конкретизировать это определение. Как правило, эти попытки сопровождались более или менее подробным описанием черт неуверенного поведения и приводили к возникновению целых поведенческих моделей неуверенности в себе.

Примером этому может служить модель Райнера Зигмунда, который подчеркивает ключевую роль самооценок в уверенном поведении. Он показывает, что социальный страх при определенных условиях провоцирует некоторые негативные самовербализации ("Я с этим не справлюсь...", "Это выше моих сил" и т.д). Внимание концентрируется на этих установках и тормозит уверенное поведение. Возникающее впоследствии переживание неуспеха закрепляется. В случае недостатка навыков возникает ситуация неуспеха, негативный опыт снижает доверие себе, что в свою очередь вызывает неуверенность.

Кроме этого, прошлый опыт также определяет способ оценки себя. Человек задает себе вопрос: как я выгляжу, как я хотел бы выглядеть, как, предположительно, меня воспринимают другие. Неуверенность в себе возникает как следствие негативных оценок, "нарушенного образа себя", собственные достижения недооцениваются в сравнении с другими. В результате индивид начинает привычно негативно оценивать себя, свои достижения, способности и цели.

Неуверенность характеризуется также недостаточно ясными формулировками намерений; неполными планами действий; негативной оценкой результатов действий, приводящих к возникновению "дефектных" или "дефицитных" стереотипов поведения. Таким образом, по мнению Р. Зигмунда, установки по отношению к собственной персоне, самовербализации и самооценки человека решающим образом влияют на поведение человека, формируют тип уверенного или неуверенного поведения.

Подводя итоги этому небольшому историческому обзору литературы по проблеме уверенности в себе, можно считать, что уверенность в себе есть свойство личности, ядром которого выступает позитивная оценка индивидом собственных навыков и способностей как достаточных для достижения значимых для него целей и удовлетворения его потребностей. Основой для формирования такого рода оценок служит достаточный поведенческий репертуар, позитивный опыт решения социальных задач и успешного достижения собственных целей (удовлетворения потребностей). Для формирования уверенности в себе важен не столько объективный жизненный успех, статус, деньги и т.д., сколько субъективная позитивная оценка результатов собственных действий и оценки, которые следуют со стороны значимых людей. Позитивные оценки наличия, "качества" и эффективности собственных навыков и способностей определяют социальную смелость в постановке новых целей и определении задач, а также инициативу, с которой человек берется за их выполнение.

Литература.

Бандура А. (2000) Теория социального научения. С.-Петербург: Евразия, 2000

Зелигман М. (1997) Как научиться оптимизму, М.: а.о."Вече"

Никитин Е.П., Харламенкова Н.Е. (2000) Феномен человеческого самоутверждения. С.-Петербург, 2000

Ромек В.Г. (1996) Понятие уверенности в себе в современной социальной психологии // Психологический вестник. Выпуск 1. Часть 2. Ростовна-Дону: Изд-во РГУ. 1996. с. 138-146.

Ромек В.Г. (2000) Теория выученной беспомощности Мартина Селигмана // Журнал практического психолога, №3-4, 2000, с.218-235

Bandura A. (1977) Social Learning Theory. Prentice Hall. Englewood Cliffs. 1977.

Lazarus, A.A. (1971): Behavior therapy and beyond. New York: McGraw-Hill, 1971.

Lazarus, A.A. (1973): On assertive behavior: A brief note. Behavior Therapy, 1973, 4, 697-699.

Salter A. (1949) Conditioned reflex therapy. - New York: Capricorn. 1949.

Siegmund R. (1986) Kognitiv orientiertes Selbstsicherheitstraining. Lit Verlag Mьnster, 1986.

Skinner B.F. (1957) Verbal behavior. N.Y.

Seligman M.E.P. (1979) Erlernte Hilflösigkeit.- U & S, München, 1979.

Seligman M.E.P. (1975) Helplessness, on depression, development and death. San Francisco: Freeman, 1975.

Wolpe J. (1958) Psychotherapy by reciprocal inhibition. Stanford. 1958.

Wolpe J. (1969) The practice of behaviour therapy. N.Y. 1969.

Типы материалов: 

Год публикации: 

1999

Страницы